По зарплатам, рождаемости, жилью 2018 год еще хуже 2017-го. Где прорыв?

Мы еще не берем в расчет пенсионную реформу в которой повышение пенсионного возраста отторгается большинством населения страны

Повышение пенсионного возраста отнимает у каждого 864 тыс.руб

Представим для простоты, что для смягчения негодования общества ему кинут косточку в виде прекращения гендерной дискриминации женщин, и вместо планируемых либеральными людоедами восьми лет жизни российское государство украдет у них, как и у мужчин, только пять, — разумеется, для начала, поскольку повышение пенсионного возраста причин дефицита денег в Пенсионном фонде не устранит (см. об этом ЗДЕСЬ) и, как и отмена твердых пенсионных гарантий в 2014 году, лишь смягчит проблему на несколько лет

Среднюю пенсию в 2018 году правительство Медведева ожидает в размере 14,4 тыс.руб. (об этом можно судить по тому, что Министр труда Топилин пообещал пенсию в 2019 году в 15,4 тыс.руб. после прибавки 1 тыс.руб.).

Все граждане России соответствующих возрастов получат ее на 5 лет позже. Невыплаченная нам за эти 5 лет пенсия составит 864 тыс.руб. в ценах 2018 года на человека. Это те деньги, которые государство вынет из наших карманов и переложит в свой. Изъятие этих денег из наших семей — и есть реальная и, похоже, единственная цель очередного надругательства над нами, которое вивисекторы из власти (обеспечившие себя специальной, отдельной от всей страны пенсионной системой) называют «пятой пенсионной реформой».

Возможно, стоило бы называть правительство Медведева «правительством карманников», — если бы это не было бы несправедливо по отношению к тем, кто его назначал и кто будет принимать и подписывать закон о новом изъятии денег из наших семейных бюджетов.

 

Первые плоды обещанного большого скачка ни капли не похожи на предписания «майского указа» Путина. Застой начался даже раньше, чем сулили скептики.

На первый взгляд, итоги подводить рано. Разгон российской экономики до темпов выше мировых задуман вождем как явление постепенное, которое станет очевидным не прямо сейчас, а ближе к концу президентской шестилетки 2018—2024.

Однако, читая путинский указ № 204 от 7 мая 2018-го, видишь, что он описывает не только победный финал, которого еще ждать и ждать, но и сам процесс чудесных перемен со всеми сопутствующими благами — «устойчивым ростом реальных доходов граждан», «устойчивым естественным ростом численности населения», увеличением раза в полтора, если не больше, масштабов жилищного строительства и т. д. и т. п.

Как говорят в Китае, «не обязательно выпить все море, чтобы понять, что вода в нем соленая». Одна восьмая шестилетнего пути уже пройдена, и по ней вполне можно судить, какими будут оставшиеся семь восьмых.

Начнем с тезиса об устойчивом росте народонаселения. В реальности за прошедшую часть 2018-го естественная убыль в нашей стране выросла против того же отрезка 2017-го в 1,6 раза — со 105 тыс. до 169 тыс. По сравнению с прошлым годом уменьшилась рождаемость, увеличилась смертность, сократилось число заключенных браков, выросло количество разводов.

Можно было бы сказать, что демографические волны не совсем во власти начальства. Это так. Но уж безусловно в его власти давать заведомо невыполнимые обещания или не давать.

Перейдем к квартирному вопросу, в котором обещан настоящий переворот: ежегодное увеличение числа семей, улучшающих свои жилищные условия, с 3 млн в 2017-м аж до 5 млн — не совсем ясно, правда, в каком году шестилетки. Но логика подсказывает, что процесс этот одномоментным быть не может, а значит нынешний год должен превзойти предыдущий хотя бы процентов на десять.

В действительности за январь—сентябрь 2018-го в стране возведено на 1,9% меньше квадратных метров жилья, чем год назад. В том числе в сентябре — на 6,7% меньше. Ежемесячное отставание от 2017 года началось в мае и с тех пор идет бесперебойно.

Теперь — об устойчивом росте реальных доходов. И вот вам первая хорошая новость: Росстат рапортует, что за девять месяцев 2018-го реальные располагаемые доходы превзошли прошлогодние на 1,1%.

Статслужба называет обычно даже более высокую цифру (1,7%), полученную бесхитростной подтасовкой — исключением из учета 5 тыс. руб., полученных пенсионерами в начале 2017-го. Объясняют, что делают это «для сопоставимости». Но рядовые люди, в отличие от чиновных манипуляторов, просто сопоставляют деньги, получаемые сейчас, с деньгами, полученными раньше, и по бюрократическим рубрикам их не раскладывают.

Так или иначе, рост есть, пусть и едва заметный. Хотя картину слегка портит сравнение с былыми годами (реальные доходы, рассчитанные с поправкой на сезонность, этой осенью на 10% ниже среднемесячного уровня далеко не самого благополучного 2015 года), а также и то, что в нынешнем сентябре реальные доходы опять успели опуститься на 1,5% по сравнению с тем же месяцем 2017-го.

И тут мысли сами обращаются к инфляции — самому простому и действенному налогу на бедных. «Майский указ» на этот счет строг и прямо предписывает удерживать инфляцию «на уровне, не превышающем 4 процентов».

Еще недавно на этом участке дела шли совсем неплохо. В 2017-м индекс потребительских цен (ИПЦ) по отчетам статведомства составил всего 2,5%. Цифра приукрашенная, однако люди действительно почувствовали, что цены растут медленнее. Но это — милые картины недавнего прошлого. К середине октября накопленный с начала года ИПЦ уже составлял 2,8% и рос почти втрое быстрее, чем осенью прошлого года. И будет ускоряться впредь. В экономических и финансовых ведомствах достигнут консенсус насчет того, что в 2019-м ИПЦ окажется больше 4%. Спорят только, на сколько. Но совсем не похоже, что на доли процента.

Подсказкой является индекс цен производителей на промышленные товары, предназначенные для продажи на внутреннем рынке. Это цены оптового рынка.

За первые девять месяцев нынешнего года индекс увеличился на 11,1% (за тот же отрезок прошлого года его рост составил всего 4,9%). Дело не только во всемирном всплеске нефтецен. По большинству позиций продукция обрабатывающих отраслей, не связанных с производством энергоносителей, тоже дорожает гораздо быстрее, чем год назад.

Так или иначе, эта новообретенная дороговизна выплеснется, а точнее уже выплескивается, и на потребительский рынок. Обещания госфинансистов загнать-таки ИПЦ в рамки майского указа где-нибудь в 2020-м — это слова людей, которые понятия не имеют, какие приказы получат завтра, не то, что через год-два. Надеяться можно, верить трудно.

Все это, вместе взятое, указывает на то, что 2019 год, который даже по официальному мнению приговорен стать временем затягивания поясов, начался с опережением графика — фактически уже этой осенью. Прогнозы пессимистов сбылись раньше, чем ждали они сами. И нет особых причин рассчитывать, что окончание критического 2019-го уложится в календарные рамки. Почему бы ему не продлиться еще на лишний годик, если не больше?

Ведь наша общественная и материальная система настолько окостенела, расходные приоритеты, да и сам образ мыслей и действий руководящего слоя настолько далеки не то что от интересов рядовых людей, но даже и от геополитических задач экономического роста страны, что самые скромные хозяйственные темпы на фоне стагнации или умеренного снижения уровня жизни выглядят уже оптимистическим сценарием. Который возможен, только если очередные санкции станут не слишком сокрушительны, нефть еще долго останется дорогой, а дальнейших суперскандалов с Западом пока не будет.

Ну а «майский указ» можно спокойно забыть, как забыты десятки прежних обещаний. Или досрочно отменить, а взамен сочинить новый — еще зажигательнее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *